Середа, 22.11.2017, 10:19
[ Нові повідомлення · Учасники · Правила форуму · Пошук · RSS ]
Сторінка 1 з 11
Форум » Test category » История Харьковского Слободского козачьего полка » ГЛАВА III. (ГЛАВА III.)
ГЛАВА III.
KupezДата: Четвер, 31.05.2012, 21:09 | Повідомлення # 1
Генерал-майор
Група: Адміністратори
Повідомлень: 250
Репутація: 0
Статус: Offline
Сохранение переселенцами прежняго своего козацкаго устройства.—Происхождение названия слобод.—Неизвестность точнаго года основания полка.—Отсутствие в городе Харькове в первое время полковника.—Постепенное сложение полка.—Балаклейский полк.—Полковник Яков Черниговец.—Указ о соединении Балаклейскаго полка с Харьковским.— Кошевой атаман Иван Серко.—г. Салтов.—Выделение г. Харькова из числа других поселений.—Мнение о времени, с котораго полковник Ф. Репко управлял Харьковским полком.—Повеление Алексея Михаиловича о ведении слободских полков посольскому приказу.—Грамота жителям г. Салтова.—Деление населения полка.—Дворянские роды.—Владение землею.—Подразделение ранговых козаков.—Свойственники, подпомощники, подсоседки, посполитые, владельческие и др.—Положение их.—Область полка; деление полка на сотни.—Местечки и города, входившие в состав полка.—Члены полковой старшины.—Клейноды.—Полковая рада.—Число выборных козаков.—Вооружение и снаряжение их.—Лошади.—Одежда слободских козаков.—Хлебопашество, скотоводство.—Опасность от татарских нападений.—Письмо протоирея Балаклеи и челобитье жителей г.Савинска.—Винокурение.—Покровительство Москвы.—Льготы, пожалованные козакам.
 
KupezДата: Четвер, 31.05.2012, 21:10 | Повідомлення # 2
Генерал-майор
Група: Адміністратори
Повідомлень: 250
Репутація: 0
Статус: Offline
На местах новой своей оседлости, козаки, не зная никакого другого устройства, кроме воинскаго козачьяго, завели естественно, те-же порядки, к каким привыкли изстари; и порядки эти сохранились еще даже тогда, когда Слободская Украйна вполне подчинилась влиянию Москвы, ибо царь Алексей Михайловнч приказал „не препятствовать слобожанам в устройстве их поселений и не мешаться в их внутренний распорядок ".
Переселившиеся из-за Днепра малороссияне, помимо даннаго им Москвою наименования—черкас, стали называться еще слобожанами, а весь их край „Слободской Украйною".
Г. Квитка дает сдедующее об яснение этим словам: „свободное поселение и занятие земли по произволу на малороссийском языке выражается—„поселитьея слободно (свободно)"; что дало сему поселению наименование „слобод "; по народу-же, приходившему большею частью из Украйны и поселяющемуся „на Украйне" (на границе) —„украинских слобод ".
Следовательно, козаки в этом названии, которое они сами себе дали, выразили ту свободу и приволье, которыя встретили здесь.
Образовавшиеся из слободских козаков полки стали называться „слободскими козачьими полками'' (московское правительство называло их еще „черкасскими" и „украинскими"). Подобно тому, как неизвестно точно появление партии черкас с Иваном Каркачем на Харьковском городище и основание города, неизвестно также точно образование Харьковскаго слободскаго полка. Первыя грамоты были выдаваемы московскими царями не на имя полковника или полковой старшины, а просто в Харьков, „к нашим, Великаго Государя, служилым и всяким жилецким людям, именно черкасам " (1659 г.). В указе В. Селефонтову пириказывалось советоваться при постройке укреплений с черкасскими „начальными людьми". Ряд -же жалованных грамот с 1668 г. по 1743 г. дан уже на имя полковников. Из этого нужно вывести то заключение, что до этого времени правильнаго деления на полки, какое видим в последствии, еще не было.
В состав Харьковскаго полка притом не сразу вошли все те села и города, которые позднее, при полковнике Григории Донце, составляли область его. Одновременно с существованим уже полковника в Харькове, в Балаклее, напр., был свой полковник, управлявший им до 1673 г.; кроме того, был там сотник Шумейко, атаман Коляда и другая старшина. Сам полковник балаклейский, Яков Черниговец, в письме своем к воеводе Саковкину писал, что он стоит „со своим" полком там-то. Следовательно, тогда был балаклейский самостоятельный полк. Этот Яков Черниговец был лихой воин, часто бил татар,„летал соколом " за ними по степям. Прийдя с козаками на Слободскую Украину в 1663 г. и пробыв полковником в Балаклее 14 лет, Як. Черниговец, по неизвестным нам причинам, в силу распоряжения кн. Ромодановскаго. воеводы белгородскаго, от полковничества отставлен в 1677 г., а „булыклейский полк " велено полковнику Гр. Донцу соединить с Харьковским „воедине" и писаться „одним Харьковским полком ".
 
KupezДата: Четвер, 31.05.2012, 21:10 | Повідомлення # 3
Генерал-майор
Група: Адміністратори
Повідомлень: 250
Репутація: 0
Статус: Offline
Далее, очень близко от Харькова—в Мерефе жил кошевой атаман запорожской сечи—Иван Серко. Что он там делал —неизвестно, но трудно допустить, чтобы такое лицо, как кошевой, мог бы подчиняться Харьковскому полковнику. Так как в Сечи жить женщинам не позволялось, а женатые козаки держали свои семейства где-нибудь на стороне, то, может быть, и присутствие Серка в Мерефе этим только и объясняется, ибо он все время до смерти (1680) с 1658 г. был кошевым; хотя рядом же с этим есть известие, что Серко заведывал во время смут, произведенных гетманом Брюховецким, Змиевскими, Мерефянскими и Печенежскими черкасами. Серка даже называют Харьковским полковником.
Далее, нами разыскана в Харьковском историческом архиве грамота, данная царем в 1668 г. жителям г. Салтова, принадлежавшаго после к Харьковскому полку. Если-бы Салтов в то время был в составе полка, то эта грамота не была бы выдана жителям этого города отдельно, ибо в том же году и в то-же число—19 февраля —подобная-же грамота, только несколько иной редакции, была пожалована и Харьковскому полку.
Такой порядок замечался и на позднейших территориях других полков: так, в Котельве, напр., был свой полковник Жученко,—а Котельва, ведь так близко от полковаго города Ахтырки.
Из этого всего можно впдеть, что Харьковский полк в том составе, в каком он является ко времени принятия полка Донцом, сложился далеко не сразу, а в состав его постепенно входили города и села. Видимо, по некоторым причинам г. Харькав начал выделяться из всех соседних поселений, сделался центральным пунктом, к которому начали тяготеть другие, признавая свою зависимость от него. Впервые годы существования города, в Харькове, по всем данным, не было и полковника. Пр. Филарет делает предположение, что полковник Репко „вероятно с 1657 г. принял на себя заведывание полка",—а этот Репко был первым полковником харьковским. Не имея никаких документальных данных, которыя говорили-бы за или против этого предположения, мы, со своей стороны, ничего не можем сказать по этому поводу.
 
KupezДата: Четвер, 31.05.2012, 21:11 | Повідомлення # 4
Генерал-майор
Група: Адміністратори
Повідомлень: 250
Репутація: 0
Статус: Offline
Сложившимся трем самостоятельным слободским полкам —Сумскому, Ахтырскому и Харьковскому—царь Алексей Михайлович , повелением 1668—69 годов , приказал быть в ведении посольскаго приказа. Это распоряжение свидетельствует, что московское правительство смотрело на слободские полки скорее как бы на своих союзников, чем как на своих обыкновенных подданных. Так грамота жителям г. Салтова, о которой мы упоминали выше, очень характерно рисует отношения московскаго иравительства к черкасам. Гетьман Брюховецкий, ради привлечения козаков на свою сторону, возвел на царя разныя небылицы. Адексей Михайлович, желая, вероятно, поддержать верность между салтовскими черкасами, прислал им грамоту, в которой, „свидетедьствуясь Господом Богом ", уверял их, что у него „и у мысли" ничего такого не было, в чем обвинял его гетман; говоря, что он всегда желал и желает жителям покоя, тишины и благоденствия, царь вместе с тем просит, напоминая их „обещание" быть верными, наговорам этим не доверять, а верить его словам; обещая, в награду за все то милость „свыше прежняго". И это пишет самодержавный Московский царь Алексей Михайлович, хотя добрый и „тишайший", а все-же непривыкший говорить таким тоном со своими великороссийским подданными. Все население полка, который занимал не один город, а, как увидим далее,—целую область, делился на козаков , мещан и селян (посполитых ). Среди козаков было многошляхтичей, лиц дворянскаго происхождения; быть шляхтичем в Польше не значило быть католикм и непременно поляком: этим достоинством пользовались и лица русскаго происхождения. В Харьковском полку такими дворянскими родами были Захаржевские, Шидловские, Ковалевские и др. Панство, которое обыкновенно составляло полковую и сотенную старшину, в свою очередь делилось на щляхетство и простых панов. Различие между ними заключалось в том, что первые имели у себя во владении крестьян , вторые-же этим правом могли только пользоваться временно, когда состояли на службе, вместо денежнаго жалования, котораго не получали. Спустя столетие, в царствование Екатерины II, в 1762 г. Харьковской полковой канцелярии указано было представить ведомость всем лицам шляхетскаго происхождения с доказательством своих прав на это достоинство, т. е. им было предписано доставить царския и польских королей жалованныя грамоты. Канцелярия от себя разослала предписания во все сотни с приказом переписать всех шляхтичей, если таковые где есть, и представить ведомости с доказательствами в полк. Не смотря на то, что в полку жили Квитки, Донцы, Шидловские, Ковалевские и др. все сотники донесли, что в их степях не оказалось ни одного такого шляхтича, который мог бы это свое достоинство доказать.
Все сословия полка пользовались земельною собственностью, которую приобретали или путем „заимки"— свободным занятием никем незанятых пустопорожних земель, (право первых поселенцев —jus primi ocuantis), или с позволения полковника. Подобно панству, разделялось так же и духовное сословие; из них лица шляхетскаго происхождения имели своих крестьян.
 
KupezДата: Четвер, 31.05.2012, 21:11 | Повідомлення # 5
Генерал-майор
Група: Адміністратори
Повідомлень: 250
Репутація: 0
Статус: Offline
Выборные козаки (ранговые, реестровые или регистровые), которые кроме службы войсковой, никаких других повинностей не несли, имели несколько разрядов. Реестровые или сотенные козаки составляли собственно полк, ходили в походы и несли другие воинские наряды. В козаки выбирались люди способные к боевой службе; от них требовалось удальство, ловкость, сила и лихое наездничество. Далее следуют хорунжевые козаки—они состояли при полковом штабе (прапоре), находились в непосредственном ведении полковника и составляли как-бы его гвардию. При полковом прапоре, кроме того, находилась еще команда, составленная из так называемых полковых козаков, выбираемых из старшинских детей полковником; они назначались для разных командировок с командами, для посылки с приказаниями и т. п.; они не получали никакого содержания от полиса, но из них назначались сотники на открывающияся вакансии.
В крепостях были еще пушкари при пушках, которыя приобретались на средства полковой или сотенной старшины.
Семейства козаков распадались на следующия группы, сообразно той роли, которую играли оне в козачестве, К первой категории принадлежали все семейства козаков и их свойственники, из которых выбирались способные нести строевую козачью службу; ко второй группе принадлежали семейства, которыя не высталяли лужилых козаков, но за то должны были содержать этих посдедних; на деньги, собираемыя с них, покупались лошади (по две на каждаго козака), оружие, седла и платье, а так же провианты в походах ; они во время походов брались так -же погонщиками. Эти козаки носили название „подпомощников" („подпомощики"). Таких подпомощников давалось старшим от 2 до 6 человек; козакам же выборным (они назывались позднее еще козаки—компанийцы) от 2 до 8 на каждаго, смотря по зажиточности—богатым меньше, бедным больше. Кто же из подпомощников не имел собственнаго хозяйства, тот денег не платил, но за то должен был, живя в семействах, выставивших козака на службу, работать на них; в таком сдучае они назывались „подсоседками".
Наконец, между селянами различались владельческие, монастырские и свободные; они жили в селах и хуторах, занимались земледелием и состояли во владении старшин , но положение их было не тяжелое: владельческие подданые работали ва своих панов, как это видно из переписи, произведенной в 1732 году майором Хрущевым, по большей части по 2 дня в неделю (таких показано 25 мест); были такие, которые работали по одному дню (6) и такие что работали только одну неделю в году (1). Но были даже и такие владельцы, подданные которых вовсе не работали и не платили ни каких денег (6). Отработав положенное число дней, поданные остальными днями располагали по своему усмотрению; главным же их преимуществом был свободный переход с места на место. В Слободской Украйне простой народ, как и в Малороссии, назывался поспольством; так его именуют и царския грамоты: „и всем того полку старшинам и всему поспольству наше Великаго Государя, милостввое слово". Слово „поспольство" польское и означает общенародный, но под этим именем разумели только простой народ. Мещане жили в городах и местечках и занимадись ремеслами и торговлею.
 
KupezДата: Четвер, 31.05.2012, 21:12 | Повідомлення # 6
Генерал-майор
Група: Адміністратори
Повідомлень: 250
Репутація: 0
Статус: Offline
Нынешние уезды Харьковский, Валковский, часть Изюмскаго и Волчанскаго, Купянский и Змиевский составляли область полка при полковом городе Харькове, в котором жил полковник и полковая старшина: в нем помещалось управление полка военное и гражданское: в нем жили воеводы, назначаемые Московским правтительством.
Полк делился на сотни. Деление это было административно-территориальное; сотню составлял известный участок земли со всеми селениями и хуторами, находящимися в нем, чис­ленность сотен была неодинакова. Вначале полк разделялся на 5 сотен, но, по мере того, как население полка росло, увеличивалось и число сотен; сотни назывались по главному местечку, находившемуся в ней, где жила сотенная старшина и помещалось управление сотни. В конце царствования Алексея Михайловича в Харьковском полку было уже 15 сотен, в конце же XVII века 8 (вследствие отделения к Изюмскому полку). В састав полка входили след. местечки и города:
Волчанск (с 8 селами), Салтов (с 4-мя), Печенеги (с 8 сел. и 8 дерев.), Золочев (с 2-мя), Ольшанка (с 2-мя), Валки (с 4-мя)—„сей-же есть древнейший вз городов слободских, понеже все иные упредил ", Мерефа (с 3-мя), Соколов, Змиев (с 4-ыя), Маяцкий, Соленый; следующие, входившие в состав Харьковскаго полка, впоследствии были отчислены к Изюмскому полку: Перекоп (с 1 дер.), Бишкин, Андреевы Лоззы, Балаклея, Савинск, Изюм, Царево-Бориов, Острополы, Сеньков, Купецкий, Двуречная, Каменка; всего значит, 25 городов ип местечек ,—54 села и деревни.
Во главе полка стоял полковник, который совместно с полковою старшиною ему подчиненною, управлял им, соединяя в себе власть военную и гражданскую. Выбирался полковник вольными голосами—старшиною и полчанами, которые собирались для этой цели в полковой город, и избирался на всю жизнь, что делало его положение очень самостоятельным; воеводе он подчинен не был. Власть полковника была велика: он был полным хозяином в своем полку; ему подчинялись все сословия, жившия на территории, составлявшей полк; он имел право раздавать в потомственное владение, по своему усмотрению, ни кем не занятыя пустопорожния места, в награду за заслуги, кого считал достойным того; в свою очередь, и сам имел право для себя занимать земли, остававшияся после во владении его рода. Полковник заведывал всем устройством полка, водил его в походы; его утверждение было необходимо для законной силы приговоров по разным преступлениям и по другим судебным делам; он имел право наказывать даже смертию. Так, полковник Федор Репко приказал разстрелять в Харькове Левку Жигалку за убийство служилых людей. Власть наказывать смертью и другими телесными наказаниями полковник имел, даже над членами полковой старшины, выбравшими его в это звание. Это можно вывести из письма харьковскаго полковника Тевяшева к полковому судье по случаю неисполнения этим последним уже раз отданнаго приказания; "по получении сего извольте, Ваше благородие, все те чины сыскать, прислать к полку конечно к завтрешнему числу под опасением за неисполнение лишения чести Вашей и живота". Все свои распоряжения и решения он утверждал письменными приказами, которые назывались универсалами, как и в гетманщине, за своею подписью и приложением своей гербовой печати, употреблявшейся, как полковая. Как знак своей независимости, к своей подписи полковники прибавляли "властною рукою" и писались: „мы полковник харьковский"; о нем всегда говорили: „ясновельможный пан полковник " и „его милость пан полковник ".
Во время отправления своих обязанностей полковник держал в руке, как знак своего достоинства, так называемый, шестопер (род булавы), который состоял из рукоятки, кончавшейся шаром с шестью гранями, от чего ж получил свое название, так как эти грани имели некоторое подобие перьев и были глухия или с прорезами.
 
KupezДата: Четвер, 31.05.2012, 21:12 | Повідомлення # 7
Генерал-майор
Група: Адміністратори
Повідомлень: 250
Репутація: 0
Статус: Offline
Иногда знаки эти делались с большим числом граней (перьев) и тогда носили название" „пернач ". Делались они из серебра, золота, украшались драгоценными камнями, по желанию полковников. Их брали с собою и в поход и возили с правой стороны на седле в нарочно сделанной для того петле; носили его так -же и за поясом.
В полку было знамя полковое, называемое хоругвею; оно почиталось полковою святынею,—на нем изображался лик святого, почитавшагося патроном полка; на украшение хоругви собирались по всему полку деньги, и козаки обыкновенно гордились богатством своего знамени; хранилось оно у полковника. Кроме полковой хоругви, было у каждой сотни свое собственное знамя, на котором обыкновенно изображался крест, писался № сотни и обозначался полк. Как уже упомянуто выше, в полку была гербовая полковничья печать, считавшаяся полковою. Все это называлось полковничьими клейдонамн (драгоценностями).
Вторым лицом по своему значению за полковником был полковой обозный; его обязанностью было заведывать пушкарями, всею артиллериею полка и укрепленными местами. Во время болезни полковника или его отсутствия полковой обозный управлял всем полком, но властью всею не пользовался; так, напр., универсалов давать не имел права. Полковой судья—на его обязанности лежало заведывание судебными делами полка; он заседал в полковой ратуше и решал дела, но утверждение его приговоров всегда зависело от полковника. Два полковых есаула (асаул)—помощники полковника—один старший, другой младший—по воинской части. Полковой хорунжий — он хранил во время похода хоругвь, заведывал хорунжевыми козаками. Два полковых писаря; они исполняли должность секретарей в полковой ратуше; один нз них был по воинской части, другой по гражданской; при ратуше, кроме двух штатных писарей, было еще четыре, состоявших на содержании от полка. Из них назначались полковые писаря при открытии вакансии на ту должность.
Все эти лица составляли полковую старшину и полковую раду, на которой решались все важные вопросы по большинству голосов, причем все члены рады имели равные голоса, кроме полковника, имевшаго два. Такой порядок вел иногда к большим недоразумениям, делал рады очень шумными; иногда оне оканчивались драками, даже настоящими битвами между ея членами, которые для этой цели вооружали своих крестьян. Распорядителем на раде был полковой обозный. Кроме того в городе еще был атаман —он исполнял полицейския обязанности.
Управление сотни было сходно с полковым управлением; в делах важных она подчинялась полковнику, а управлялась вполне самостоятельно „паном " сотником, которому были подчинены жители сел и хуторов, составляюищих сотню; в сотне была своя сотенная старшина; она состояла из сотника, атамана, есаула и хорунжаго. Атаман после сотника было первое лицо, присутствовал в канцелярии и решал гражданския дела, исполняя обязанности судьи; у него помощником был сотенный писарь; в отсутствие сотника атаман управлял сотнею. Есаул и хорунжий были помощниками сотника по воинской части; последний в походе хранил сотенное знамя. Назначение лиц, составлявших сотенную старшину, зависело от сотника, равно и смещение недостойных старшин , снова после того переходивших в разряд рядовых казаков .
 
KupezДата: Четвер, 31.05.2012, 21:12 | Повідомлення # 8
Генерал-майор
Група: Адміністратори
Повідомлень: 250
Репутація: 0
Статус: Offline
Число выборных козаков доходило до 800. Вооружены они были саблями, пистолетами, ружьями и копьями. На красоту сабли, с которою казаки никогда не разставались, так что даже пахарь, идя за сохою, был препоясан ею, обращалось большое внимание; она служила предметом щегольства и украшалась золотыми и серебрянными насечками. Особенно ценились сабли турецкия. Ножны обкладывались красным бархатом и украшались драгоценными камнями и оправлялись в серебро и т. п., смотря по состоянию.
Пистолеты и ружья („пищали, ручницы") были по большей части турецкаго происхождения, а также немецкаго и тульскаго. Боевые припасы носились в рогах, лядунках и барашах (мешки для пуль); рога были буйволовые с серебрянными отделками; лядунки и бараша шились золотом и серебром. Ездили слобояжане на лошадях разной породы, какия приходилось где добывать; но была у них и своя порода— „черкасские жеребцы"—красивая, но уступавшая всем прочим по своей крепости. Ездили на уздечках и украшали их серебром. Седла у них были польския и черкесския. Подушки седельныя делались из бархата, сафьяна, сукна, кожи, и также украшались шитьем, равно как и седедьные войлоки, крытые сафьяном и бархатом. Седла были высокия, и ездили на них на коротких стременах, по-татарски, что очень уродовало посадку и делало ее не крепкою, но давало возможность всаднику легко обращаться во все стороны, уклоняясь от ударов саблею противника.
Одежда слободскаго козака состояла пз черкески с откидными рукавами, нижняго полукафтанья, широких шаровар и делалась всевозможных цветов, преимущественно ярких, на кумачевой подкладке. Обкладывалась черкеска и полукафтанье кругом материею другаго цвета, и называлась эта обложка „подпушком", цвет котораго всегда был другой; так, напр., если черкеска делалась желтаго цвета, то подпушек лазоревый; если дымчатая, то подпушек зеленый. Полукафтанье подпоясывалось поясом, на который обращали большое внимание, и стоили пояса обыкновенно не дешево; пуговицы делались из серебра. Шапки носили меховыя, большею частью из смушка. Полковники поверх всего надевали еще и мантию—епанчу. Одежда выборных (ранговых) козаков не отличалась ничем от одежды прочих, не подчинялась какой либо форме и зависела вполне от вкуса каждаго.
Волосы слобожане подстригали в кружок, подбривая голову немного выше ушей; они обыкновенно носили огромные усы, спущенные всегда книзу, бороду-же брили.
Таково было управление полка, вполне самостоятельное, свободное. В сравнительно короткий период времени после своего переселения из Польши, где они подвергались, как мы видели, всевозможным притеснениям, козаки устроились на новых местах; города, слободы, хутора росли и развивались; и так как слобожане в новом своем отечестве нашли почти те-же климатическия условия, какия были и по правую сторону Днепра, то им легко было скоро примениться к местности. Первое время, когда пришлось силою пробиваться на новыя места, ежечасно ждать нападения татар, черкассы не могли заняться хлебопашеством, а получали хлеб из Белгорода, покупая его там; сами-же промышляли звериною и рыбною ловлею. По мере-же того, как строились укрепленныя места, слобожане, под их защитою, стали заниматься хлебопашеством и скотоводством; привольные луга с чудною травою вполне тому благоприятствовали. Правда, опасность от нападения татар, истреблявших в один час весь труд земледельца, не позволяла Харьковским козакам вполне отдаться мирным занятиям . При первом известии о появлении татар сельское население должно было забирать все свое имущество, скот , все, что только было можно, и бежать под защиту городов. Даже жители полковаго города, где были и пушки и более вооруженных людей, чем где либо в другом носелении полка, должны были быть постоянно на стороже. Воевода и днем и ночью держал везде караулы; на полевыя работы дозволялось выходить только тогда, когда все кругом было спокойно и о татарах не было никаких вестей от высланных в степь станичников ; даже в такое, повидимому, спокойное время дозволялось выходить в поле „не малыми людьми с пищалями и всяким оружием ". Скот выгонять можно было, „только проведав про воинских людей до пряма". Иногда,- при вести о появлеиии татар, жители запирались в город, отсиживались там долго, а хлеб между тем зрел и высыпался. Так, в 1668 г. жители г. Балаклеи, страшась нападения татар просидеди в городе, на работы в поле не выходили, и хлеб остался совсем не сжатым. Протоиерей балаклейский писал: „на той Украине жить нельзя, прокормиться нечем; ради прихода татар пахать нельзя". В 1674 г. жители г. Савинска подали челобитье, где просили себе хлебнаго жалованья, так как без него помрут с голоду и разбредутся врозь; пахать и сеять за приходом воинских людей им невозможно. Просьба их была уважена.
 
KupezДата: Четвер, 31.05.2012, 21:13 | Повідомлення # 9
Генерал-майор
Група: Адміністратори
Повідомлень: 250
Репутація: 0
Статус: Offline
Это, конечно, в значительной степени отравляло жизнь харьковцев, но, не смотря на то, им жилось гораздо лучше здесь, ибо они знали одного только неприятеля и бились с ним, у себя-же дома были свободны, могли делать, что хотели; над ними не тяготел гнет ни панов, ни жидов—арендаторов; они могли свободно исповедывать религию своих отцов, не боясь ни насмешек ни наказания; духовенство-же, не стесненное ничем, могло без помехи исполнять свое назначение—служить делу нравственнаго развития своей паствы.
Харьковцы на своих реках построили мельницы, на пригорках наставили ветряки и занялись своим любимым делом —винокурением ; этою привиллегиею они больше всего дорожили, ибо, что греха таить, козаки любили выпить; без „горилки" они жить не могли; так что воевода В. Селефонтов, может быть, и был отчасти прав, когда, жалуясь на Харьковцев за их непослушание, писал, что „сами они безпрестанно пыот и бражничают ".
Московское правительство, чтобы приохотить козаков, ласкало их и предоставило им всевозможныя льготы; козаки-же за это своею грудью заслоняли московския границы от татар.
Льготы, которыя были пожалованы Алексеем Михайловичем Харьковскому полку, были сдедующия: 1) право свободнаго занятия пустопорожних земель; 2) устройство козацкое и самоуправление, в которое не вмешивались воеводы; 3) дозволялось безпошлинно заниматься всякими промыслами, рыбною ловлею, мельничеетвом, винокурением и продажею вина; 4) козаки были избавлены от всяких податей и повинностей, кроме военных козацких и 5) право содержать на откупе таможни, мосты и перевозы.
 
Форум » Test category » История Харьковского Слободского козачьего полка » ГЛАВА III. (ГЛАВА III.)
Сторінка 1 з 11
Пошук: